«В любом случае мы все умрем»

8 июля 2019 в 16:03

«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»

Билл Мюррей и Тильда Суинтон

В прокат выходит новый фильм классика независимого кино Джима Джармуша «Мертвые не умирают» — лукаво критикующая тотальное потребительство и абсурдную политизацию современного мира комедия о зомби-апокалипсисе со сверхзвездным актерским составом. Центральные роли в нем отведены таким легендам, как Билл Мюррей и Тильда Суинтон: первый играет добродушного и приземленного шерифа городка, переживающего нашествие живых мертвецов, а вторая — странноватую владелицу местного похоронного бюро, обладательницу сильного шотландского акцента и остро заточенной катаны. «Лента.ру» встретилась с актерами после премьеры «Мертвых» в Каннах и поговорила с ними о картине, зомби и Джармуше.

«Лента.ру»: Вы оба по нескольку раз сотрудничали с Джимом Джармушем. Было ли что-то особенное в работе с ним над «Мертвые не умирают»?

Тильда Суинтон: Как он изменился? Знаете… Мне показалось, что по своим меркам он был относительно расслаблен на съемках этого фильма. Может быть, дело в том, что он был дома, в Америке? Наша предыдущая с ним совместная картина «Выживут только любовники» снималась в Танжере и Германии — и там было предостаточно технических проблем, довольно сложных, которые ему приходилось как-то решать. В этот раз таких трудностей было значительно меньше. И у меня было ощущение, что Джим счастлив — самой возможности снимать это кино, процессу, который складывался достаточно легко, близости дома (это всегда облегчает жизнь, поверьте).

«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»

Билл Мюррей: А вот мне этот фильм дался нелегко почему-то! Сценарий читать было так легко и приятно, но сами съемки — по сравнению с моими ожиданиями — оказались тяжелыми. Не знаю, почему — то ли потому, что в фильме были зомби, то ли из-за довольно сложных условий. Особенно с погодой был все время какой-то напряг: то дико жарко, то дико сыро, то молнии сверкают, то ветрина задувает прямо под кости. А нам в основном ведь приходилось, по сюжету, на улице снимать — сцен в помещениях минимум, одни сплошные кладбища.

Это повлияло на вашу игру?

Билл Мюррей: Еще бы! Когда шел дождь, по крайней мере, съемки останавливались в ожидании лучшей погоды. А вот когда стояла адская жара… Так что страдания играть было легко. Можно было не притворяться несчастным, а просто быть таким. Когда мы снимали внутри, а на улице при этом заходился ветер и бушевал шторм, можно было уже не изображать страх — он был настоящим. Ты его чувствовал.

Интересно, что по сути вы играете более-менее противоположных персонажей. Клифф, герой Билла — соль земли американской, такой приземленный и фаталистичный персонаж, а Зельда, героиня Тильды — во-первых, абсолютно чужеродна посреди американской глуши, а во-вторых, несколько иначе, если без спойлеров, воспринимает все происходящее.

Тильда Суинтон: Ну, я бы, кстати, не сказала, что они такие уж антиподы. И Клифф, и Зельда, в отличие от многих других героев «Мертвые не умирают», наделены способностью отстраниться от происходящего вокруг кошмара и отрефлексировать его, оценить все в перспективе. И на самом деле они оба по-своему приземленные. Просто она с настолько высокой колокольни смотрит на весь этот зомби-апокалипсис, что ей, в сущности, незачем выходить из себя и поддаваться панике. И он тоже — уже в собственной манере — сохраняет и спокойствие, и себя, потому что он настолько укоренен в объективной, приземленной реальности… Так что тут у них паритет, я бы сказала.

Билл, ваш персонаж регулярно ломает так называемую четвертую стену — более-менее признает и проговаривает, что находится в фильме Джима Джармуша. Это как-то определяло подход к роли?

Билл Мюррей: Да не то чтобы… Понимает он, что является персонажем, или нет, но зомби-то вокруг все равно прибывают и прибывают. Вообще, не знаю почему это сейчас мне лезет в голову, но если бы я кому-то в городе, где я живу или где мы работали, сказал, что снимаюсь в фильме Джима Джармуша, это бы не значило для собеседника ровным счетом ничего. Да и мне не было бы смысла это говорить — это был бы пустой звук. Но в самом процессе съемок ты так сильно, с такой самоотверженностью — по крайней мере, в идеале — погружаешься в работу, чтобы послужить делу рассказывания историй, что постфактум даже не можешь объяснить, как это у тебя вышло. Хочешь поделиться каким-то тайным знанием, но оно застревает прямо в горле. Наверное, так сам актерский организм экономит силы, бережет себя для работы как таковой. Так что Джармуш меня, конечно, подставил с этой четвертой стеной: обнажил этот элемент потери себя в персонаже, превратил в игру. Да еще и правила игры зрителям рассказал.

«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»
«В любом случае мы все умрем»

Это довольно очевидная мысль, но в кино этот фантастический по своей природе мотив зомбификации всегда служит метафорой идей более реалистичных. Вам самим — как зрителям, а не актерам — метафорой чего именно показалось зомби-нашествие в «Мертвые не умирают»?

Тильда Суинтон: Для меня это фильм о пробуждении, о том, как важно быть начеку и не тонуть в иллюзиях и заблуждениях. И, по-моему, это оптимистичное кино, потому что оно побуждает нас проснуться от дремы. Выпаливая устами героя Адама Драйвера пессимистичный прогноз «Все это очень плохо кончится», фильм ведь, в сущности, призывает нас принять и такой вызов. Может быть, я говорю это потому, что я по своей природе склонна стремиться к тому, чтобы улучшать мир вокруг себя. Я оптимист — причем прагматического толка. Так что я не из тех, кто верит людям, когда они стращают концом света и другими мрачными перспективами. Всегда отвечаю: «Правда? Что, нельзя сделать даже конец света чуточку выносимее? Может, зато дождь закончится». В общем, «Мертвые не умирают» — фильм-антидот, фильм-противоядие, нацеленный на то, чтобы пробудить в зрителях оптимизм и чувство ответственности. Мы можем менять ситуацию к лучшему, если по-настоящему очнемся от морока.

Билл Мюррей: (кивает) Все так. Ну, а если нет — в любом случае мы все умрем. Не вижу в этом никакой драмы.

«Мертвые не умирают» выходит в российский прокат 11 июля. Прочитать рецензию «Ленты.ру» на фильм можно здесь

По материалам lenta.ru